Обработка фото с художественным подходом

06.09.19

Бандон Бич, Орегон, 2006. Вдоль побережья штата расположено много пляжей с темным песком, отлично подходящих для пейзажной съемки.

На снимке серпантин приливной воды используется в роли контрастирующего элемента относительно песка и булыжников, чтобы отвлечь взгляд от нижней левой части композиции, направив его к залитому солнцем пляжу и каменистой вершине вдали. Это был один из тех прибережных вечеров, когда сильный ветер гоняет по суше легкий слой тумана.

Будучи по своей натуре механическим предметом, камера (будь она пленочной или цифровой) производит сырые изображения, которые сами по себе не способны адекватно передать загадочную сложность и выразительные нюансы создаваемой в дальнейшем фотографии. Постобработка всегда была основным столпом процесса создания снимка. Лично мне четкое осознание этих реалий помогло улучшить базовое понимание и подход к концепции визуализации фотографии.

Несколько лет назад, благодаря щедрости моего доброго друга Кима Уэстона, я получил редкую возможность подержать в руках оригинальный негатив формата 8 х 10 дюймов, который сделал его дедушка Эдвард Уэстон. Из этого самого негатива была сделана распечатка легендарной фотографии «Перец №30»! Изучая негатив, я спросил у Кима, откуда на эмульсионной стороне следы карандаша. Он объяснил, что Эдвард часто использовал мягкие карандаши (и маленький подсвеченный стол, который до сих пор стоит у него в проявочной), чтобы придать определенным участкам плотность, предположительно с целью повышения локального контраста. Спустя время я понял одну важную вещь. То, что я называю «послесъемочные техники управления изображением», не только составляет значительную часть общего процесса работы над фотографией, но во многих аспектах являет собой саму сущность техники фотосъемки.

Туман в лесу, национальный парк Маунт-Рейнир, штат Вашингтон, 1981. Из-за требуемой длины выдержки и необходимости полного отсутствия движения глубокие лесные пейзажи всегда казались мне относительно сложным субъектом для получения успешного снимка – особенно при использовании крупноформатного пленочного фотоаппарата. Чтобы сделать эту фотографию, мне пришлось стать на обочине достаточно оживленной дороги. Потребовалось четыре попытки, чтобы наконец-то получить снимок с 30-секундной экспозицией так, чтобы во время процесса перед камерой не пронеслась машина, растрепав листву в верхнем правом углу композиции.

Рассматривая историю фоторемесла с самого его появления (приблизительное 1820), не задумывались ли вы, как много законченных художественных фотографий (то есть тех, которые можно обоснованно считать достойными для демонстрации на выставке) не нуждались в какого-либо рода манипуляциях после съемки? Предположу, что достаточно мало. Даже сейчас, оглядываясь на все распечатки, которые я делал за последние годы, я понимаю, что не сделал бы ни одну из них без определенной формы манипуляций. Говоря простыми словами, техники постобработки фотографий – важная и неотъемлемая часть общего процесса съемки. Любой серьезный фотограф, который скажет обратное, просто дурачит вас.

Процесс приобретения надежного фундамента, состоящего из техники и искусства съемки – это упражнение на способность передать свое видение (и то, что может увидеть камера), поместив его в законченный визуальный объект, будь это распечатанный снимок или что-либо другое, способное на коммуникацию с аудиторией. Таким образом, сам процесс начинается с умения манипулировать камерой, добиваясь максимально полезных строительных блоков (базовых визуальных ингредиентов), из которых можно создать финальный предмет, используя различные инструменты и техники помимо тех, что использовались при съемке.

Узоры на льду №3, 1983. Знак вопроса? Обнаружив этот деликатный кадр того, что похоже на практически идеальное изображение каллиграфического знака вопроса, я просто не мог его не запечатлеть. Штатив стоял на тонком льду, покрывающем мелкий ручей. Одна и его ног постоянно проваливалась, из-за чего пришлось несколько раз заново всё расставлять. В реальности общая ширина субъекта не превышала 8 дюймов. Глядя на этот снимок теперь, я чувствую холод на кончиках пальцев – почти часовая фотосессия без теплых перчаток далась нелегко!

Продуманный переход от картинки к фотографии – это как раз то, что отличает любительский снимок от истинно выразительной фотографии. Также именно это формирует основу всей техники съемки.

Бесспорно, как умение, так и техника представляют собой важные элементы, ассоциируемые с любым видом искусства. В то же время, продуманно поданная эстетическая коммуникация (которая является основным предназначением художественного выражения) представляет гораздо большую важность, чем определенные техники, которые используются, чтобы создать это выражение. Фотография – это форма коммуникации. Когда дело доходит до коммуникации, что вы говорите зачастую гораздо важнее того, как вы это произносите. Однако, то, как вы говорите что-либо может либо усилить, либо умалить (а то и вовсе свести на нет) эстетический посыл, который вы пытаетесь передать.

Высохшая грязь и лужа, Ханксвилл, штат Юта, 2011. Впервые увидев облачное небо, отраженное в маленькой луже воды посреди ветвистой системы дренажа, которая собирает сток с плато Колорадо, примыкающего к Фактори Бьютт, мне показалось, словно я смотрю наружу из ледяной пещеры, в то время как там бушует зимний шторм. Меня всегда привлекали фотографии, способные, как тонко подметил Майнор Уайт, передавать не только «то, чем они являются, но также то, чем они могут быть». Вопреки жаркой пустыне, в которой я находился, отражение и потрескавшаяся грязь напомнили мне о холодном зимнем пейзаже.

Таким образом, художественное выражение в фотографии представляет собой поиск баланса между достаточным уровнем умения и техники с целью передачи определенного посыла в относительно понятной и приятно воспринимаемой манере, не позволяя при этом самому навыку и технике исказить исходную мысль. Я не могу не заметить, что такие слова, как “понятный”, “различимый” и “современная фотография” для меня зачастую очень мало значат, если использовать их в одном предложении (в частности, когда дело доходит до восхваляемой сейчас “современной фотографии”). Но затем… Я отвлекся.

У Пита Сигера, широко известного фолк-певца и автора песен, однажды спросили, умеет ли он читать музыку. Он ответил: “Недостаточно, чтобы навредить моему исполнению”. Сигер – пример творческого человека, сумевшего найти баланс между механической техникой и эстетической коммуникацией.

Осины, гора Боулдер, штат Юта, 2005. Я сфотографировал эту осиновую рощу, расположенную в верхней части горы Боулдер, поздним тенистым вечером. Необычайно спокойная, безветренная погода была, конечно же, приятным бонусом. После съемки я поработал над фотографией, чтобы привлечь внимание зрителя к центру композиции. Для усиления эффекта фокуса я также добавил немного мягкого фокуса, подчеркнув тем самым романтическую атмосферу в кадре.

С современным цифровым подходом к фотографии, большинство механических техник стали основой. Образно говоря, не обязательно знать нотную грамоту, чтобы сочинить приемлемую песню. Однако, в музыке, как и в фотографии, всё равно нужно иметь значительную долю воображения, преданности и практики, чтобы в результате родилась цепочка решений, которая приведет к созданию художественного произведения, имеющего потенциал выйти за рамки заурядности. Вне зависимости от рассматриваемого вида творчества, эта характеристика никогда не поменяется.

Конечно, так сложилось, что техниками, связанными с фотографией, было не так легко овладеть. Зачастую, чтобы иметь возможность мастерски работать с этим ремеслом, нужны были годы обучения и практики. Нет никакого сомнения, что Эдвард Уэстон потратил огромное количество времени, развивая и оттачивая свои собственные методы обработки негативов. Однако, в современном мире научиться работать со многими техниками достаточно легко – настолько, что техническое мастерство скоро будет чем-то обыденным. Сейчас (и так было всегда) главное – знать, что вы хотите передать фотографией, а затем подобрать соответствующие техники для правильной ситуации. Всё это должно быть в форме, которая позволит без умаления передать нужный эстетический посыл. Вы должны иметь точное представление, какая мысль будет вложена в фотографию. К сожалению, все инструменты и техники в мире, как бы ни было легко ими овладеть, не обеспечат успех и не станут его заменой. Всё упирается в процесс принятия решений.

Бревна на воде, Уоткинс-Глен, штат Нью-Йорк, 1987. Наткнувшись на эту загадочную сцену, я заметил, что пена на воде двигалась циклично. Однако, пузырьки двигались настолько медленно, что для невооруженного глаза это было незаметно. Я нацепил все фильтры, которые у меня тогда были с собой, стараясь максимально удлинить выдержку. Добившись времени экспонирования в целых две минуты, мне удалось показать этот скрытый водоворот.

Я паршивый повар. (Поверьте, вы никогда не захотите пробовать то, что я готовлю.) В то же время я осознаю, что кулинарное мастерство никак не зависит от вероятности наличия нужных ингредиентов в местном супермаркете. Дело не в том, есть ли у кого-то неограниченный доступ к инструментам и техникам. Гораздо важнее, что он делает с имеющимся инструментарием.

Перевод: Алексей Шаповал




Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.